Перевёрнутые ХС

Через неопределённый промежуток времени кошмары снова вернулись, что являлось признаком приближающегося пробуждения. Пробуждение после нескольких сотен лет заключения. Достаточно иронично, но именно провинившемуся представлялась возможность попасть в будущее. Именно возможность, т.к. начало процедуры погружения в сон и выход из него сопровождался кошмарными видениями смерти, как родственников, так и самого себя. И это являлось отчасти верным, ибо к моменту пробуждения уже не оставалось ни кого и ни чего знакомого. Достаточно суровая и гуманная мера для наказываемого; и что важно, безопасная и дешёвая для государства.

Перевёрнутые ХС — буквы на стеклянной крышке капсулы, провожающие в сон и встречающие меня из него. Причина, повлекшая столь суровое наказание, не является целью рассказа, так что возможно в следующий раз. Но можно сказать, что не связана с причинением вреда окружающим. Хотя если прикинуть, то любое нарушение закона кем бы то ни было оборачивается всегда только против простого населения. В любом случае, своё наказание отбыл в полной мере. А ещё предстояло встретиться с новой действительностью; родственники покинули меня ещё задолго до приговора, так хотя бы это уже не грозило. Общество с круговой порукой, вот что встретил я; и как очевидно, ни кто не желал брать на себя вероятную ответственность за нарушителя из прошлого.

Во главу государственного порядка было поставлено деление ответственности между нарушителем и его бывшими поручителями; после суда уже бывшими — совсем не многие решались продолжать доверять не оправдавшим личного доверия. Для новорожденного ребёнка первыми поручителями становились его родители. Следующим этапом вхождения в общество являлся детский сад, где воспитатель также становился поручителем, т.е. нёс ответственность за поступки ребёнка; но только на годы посещения, в отличие от родителей, для которых эта ответственность оставалась на всю жизнь. Впрочем, была законная возможность отказаться от неё, не дожидаясь суда — до момента выпуска. Так это и называлось — оставить в детском саду. Гарантией же возможности пребывания в последующем в той или иной части общества являлось появление поручителей из её состава, которое могло произвольно меняться по мере нахождения в нём. Если человек оставался полностью без поручителей, его выдворяли в зону отчуждения навсегда.

Через неделю меня ожидало выдворение, в случае и дальнейшего отсутствия поручителей, хотя никаких законов того временя я ещё и не нарушал. А до этого предстояло находиться в помещении библиотеки старой постройки. Достаточно странно, но она сохранилась; вероятно, за счёт наличия подвального помещения, в котором меня и разместили. С преступностью как с направлением было покончено и тюремных организаций не осталось. Как и книг, в том виде, которые здесь пока ещё были. Что в конечном итоге и сыграло мне на руку. Хотя диалект несколько и изменился, но ещё угадывался, техническая же аббревиатура оставалась неизменна до тех пор, пока была необходима в принципе; так как в определённый момент перестала быть таковой: производство было отлажено, неисчерпаемые источники энергии, повторное использование сырья — полный баланс. Книги последнего времени являлись же чем-то средним между комиксами и египетским иероглифами; разговорная речь односложна и воспроизводила впечатление общения опаздывающих людей.

Но было необходимо хоть как-то подготовиться к пребыванию вне цивилизации. Очевидно, что что-либо острое и имеющее хоть какую-то возможность пригодиться в качестве оружия или инструмента было вне моей досягаемости. Электронные бытовые устройства представляли собой изнутри монолит сходный по структуре с камнем, что уменьшало шансы воспользоваться ими в альтернативном применении; а в прямом, вне цивилизации, от них не было никакого толка совсем. Однако это наблюдение привносило интересное прочтение в историческую суть назначения Стоунхенджа, который, к слову сказать, был уже разрушен и забыт. Оставалось только перечитать «Робинзон Крузо» и «Таинственный остров» — то, что приходило на память, и по моему разумению обязательно должно было оказаться в любой библиотеке. Как я уже упоминал, именно библиотека в итоге и выручила. В одной публикации говорилось об экспериментальном телепорте, позволяющем перемещаться, в том числе и во времени, и, судя по всему, случайно или нет, он располагался в зоне отчуждения — это был шанс.

Похождения в зоне отчуждения, безусловно, достойны отдельного повествования, хотя никаких аномалий и прочих популярных эпизодов практически не встретилось, только необходимость знаний. Тех самых, которые большинство из нас нехотя пропускают через себя в школе. Но мне повезло. Почти повезло, так как из-за ошибки, я всё же переместился не совсем в то время, куда рассчитывал. Хотя и тут остаётся шанс воспользоваться ими на волне их депопуляризации. Ну и, в крайнем случае, писать, хотя техническое образование сказывается, не позволяя лить воду.

30.06.2016

0 комментариев

Оставить комментарий